Отрывок из книги «В зоне Uz» — том второй, «Независимость строгого режима»

Сто восьмые.

 Трудно бомжам однако,
Надо кормить всех подряд,
Двух прокуроров, трех депутатов
И двадцать четыре мента….

 Наверное, ты не знаешь, почему в Ташкенте бродяг, бездомных, попрошаек, бомжей и прочих опустившихся до скотства личностей, иногда называют «сто восьмые» и почему номер 108, в свое время считался неприкасаемым? Я был удивлен, что многие в России этого не знают! Так я тебе скажу, что в советское время в Узбекистане, вся эта категория правонарушений имела вполне конкретное определение, а именно, статья уголовного кодекса была под номером 108. Так что ругательство «сто восьмые» или «сто восьмой», равно как «сто восьмая» имело исключительно ташкентское происхождение. Иногда это словечко можно было услышать на улицах Ташкента, если ругались торговки, и чтобы подчеркнуть особую (с точки зрения одной из сторон конфликта) сексуальную распущенность и одновременно, антиобщественный образ жизни соперницы, можно было услышать:

Дура, дура сто восьмая»! – кричала одна торговка!

Сама ты шалава» — в ответ орала другая!

Но конечно же «сто восьмые» имели и другое определение и исключительно в Ташкенте, например их еще называли – «гор топ», производная от двух слов, «город топчут». Насколько ты понимаешь, в советское время, кроме статей в уголовном кодексе за тунеядство, были еще и другие меры административного воздействия на трутней, которые сегодня вызывают улыбку или недопонимание даже у нынешних выпускников юридических ВУЗов.

В начале ноября 2001 года, аккурат на «День милиции», главный администратор народной филармонии Серж Иваков по служебному делу попал в приемник распределитель ГУВД на массиве «Панельный» на окраине Ташкента, в народе именуемое «бомжатник». Такой же спецприемник для лиц без определенного места жительства и рода занятий есть и на массиве Тузель, около печально знаменитого военного аэродрома, куда в советское время садились самолеты «черный тюльпан» груженные цинковыми гробами с телами погибших воинов в Афганистане. Теперь там изолятор временного содержания, для иногородних бомжей. Вот такой поворот истории.

Так вот, МВД заказало сборный концерт для сотрудников «бомжатника» и Серж привез туда бригаду артистов и пока они развлекали ментов, он занялся другим делом. Как и полагается, по заранее запланированному «сценарию», он вел себя как «овечка», не привлекая к себе внимания сотрудников милиции, Серж занимался сбором полезной и нужной информации, основанной только на фактах, грубого нарушения прав человека.

Для непосвященных «бомжатник», это пункт приема, содержания и распределения лиц без определенных занятий или места жительства. Проще говоря, это место изоляции, скорее временного или предварительного лишения свободы для бродяг, бездомных и гастрарбайтеров. Но «бомжатник» выполнял еще и другие функции, от чего у каждого разумного человека волосы дыбом встают, но об этом чуть позже, а пока вернемся к реалиям современного Узбекистана.

Безработица, голод и нужна, гонят людей в поисках лучшей жизни в города, мужчины едут из областей оставляя свои дома, семьи и детей, ведь на селе нищета за гранью разума и людям элементарно нечего жрать, вот еще одно достижение современного Узбекистана, некоторые отдаленные кишлаки на грани голода.

По Ташкенту менты ездят на патрульных автобусах и собирают всех «подозрительных» элементов. После проверки их на принадлежность к религии или преступной организации, кого-то помещают в «бомжатник», а кого-то увозят в ГУВД или Таштюрьму. «Профессиональных» паразитов («бомжей» или «бичей»), в столице сейчас прибавилось, но и немало тех, кто приехал в Ташкент в поисках хоть какого – ни будь заработка. Как правило, приезжие эти граждане Узбекистана, в большинстве своем узбеки, но не имеющие прописки в Ташкенте. Согласно неким инструкциям, сотрудники милиции обязаны выявлять таких лиц, препровождать в места временного содержания для выяснения личности. Но как водится у нас, не все так просто. Нередки случаи, когда на людей просто навешивают «глухие дела» пылящиеся в сейфах у следователей. Как в милиции «убеждают взять на себя» то или иное дело — рассказывать не надо. Многие бомжи соглашаются, и подписываются под преступлением которого не совершал, ведь для них тюрьма, это единственное доступное жилье и место, где кормят и одевают. Тут для нерадивых милиционеров работы не початый край.

А теперь как происходит это в цивилизованном мире, где совершенно спокойно люди перемещаются по странам Европы и никто им не ставит это в запрет. А что у нас? Гражданин Узбекистана, находясь внутри своей страны, выехав в другой город, например из Самарканда в Ташкент, подлежит задержанию или даже аресту. Он попадает под действие определенных законов, которые нарушает, перемещаясь внутри Родины, что уже является нарушением права человека на свободное перемещение. Но Закон есть Закон, и нарушители его должны быть справедливо наказаны. Возможно, что обществу необходимо пересмотреть законы и постановления, устаревшие с течением времени. Примечательно, но все эти события происходили на фоне выставленных декораций о наличии соблюдения прав человека в Узбекистане во время визита тогдашнего Генерального Секретаря ООН в Ташкент.

На деле происходило, что-то ужасное. Ни одному неправительственному правозащитнику не дали выступить с альтернативным докладом о ситуации с правами человека в Узбекистане. Возникло чувство, что Кофи Аннан не счел нужным или не захотел слушать независимые доклады о правах человека, что невольно наводит на не хорошие мысли и невольно бросает тень на такую солидную организацию как ООН. Хотелось бы, надеяться, что это не так.

Но, вернемся к теме.

Менты собирают людей по городу ежедневно в специальные автобусы, прозванные в народе «аквариумы». Сама операция по задержанию, проводится со многими нарушениями, тумаки и оскорбления тут обычное явление, но все же в большинстве случаев, милиция предпочитает не выяснять отношения на улице. Насильно заталкивают человека в автобус, а потом в протоколе пишут, что, «гражданина N пригласили для беседы» и т.д. Потом привозят задержанных, как правило, в РОВД, ведь на своей территории им дела видимо делать легче и далее уже известным способом «доводят до сознания», что гражданин был не прав, оказав сопротивление сотрудникам милиции.

Не редки случаи, когда менты при поддержке спецназа устраивают облавы на «мардикёр – базары», (это рынок дешевой поденной рабочей силы) днем, а ночью на «ам-базары» (своеобразные кварталы «красных фонарей» или притоны с проститутками), среди которых тоже немало иногородних девушек. Один такой «ам-базар» функционирует до сих пор по улице Катартал, это близ станции метро Чиланзар. И еще, «мардикёр» – в переводе с узбекского – гастарбайтер, а «ам» — это женский половой орган в ругательной форме. Всех выловленных бедолаг, также ждет фильтрация, расфасовка и распределение всё там же на «Панельном».

По рассказам очевидцев, в РОВД идет тотальный контроль, есть ли судимость, а далее «проверка» на причастность к тем или иным ранее совершенным преступлениям на территории данного района. На деле это выглядит так, что всех без исключения подвергают первой пытке – пытка ожиданием, голодом и лишением сна. Но далее незавидное положение ждет ранее судимых, многим из них уготована дорога в тюрьму на долгие годы, порой даже без видимого следствия, а «суд» это беседа с работником прокуратуры, прямо не выходя из клетки для предварительного содержания. По сценариям отработанным еще в сталинские времена, через «профилактические мероприятия», а проще говоря, посредством пыток на них «повесят» не раскрытые преступления умельцы-костоломы, следователи и дознаватели.

Далее на «суде» пройдет дежурная и безоговорочная фраза, сродни приговору – «Ранее судим, не сделал для себя соответствующих выводов и вновь ступил на преступный путь». Судья вынесет вердикт, который уже точно будет приговором, «Вину свою не признает (или частично признает), но она полностью доказана материалами следствия». Как обычно на заявления о том, что все показания были получены под пыткой, т.е. не могут быть таковыми, прокурор пропустит мимо ушей, а судья скажет, что это есть жалкая попытка уйти от ответственности. Видимо это один из немногих примеров, когда милиция постоянно повышает процент раскрываемости ранее совершенных преступлений. Ничего не поделаешь, план – закон!

Далее, оставшуюся массу задержанных делят на две видимые группы. «Бомжи» и иногородние работяги, и тех и других увозят в приемник распределитель, на «Панельный», недалеко от массива Куйлюк. В те времена руководил там некто майор Пак – зверюга еще тот, заместитель его тоже человечностью не блещет, после чего начинается нечто страшное, но об этом чуть позже.

Еще одно нарушение, пытка голодом и холодом, летом жара, недостаток воды и свежего воздуха в камерах. При содержании в РОВД, задержанных, не кормят. В камерах очень холодно ночью и жарко днем. По некой инструкции задержанных обязаны кормить уже после пяти часов ареста, возможно, что в отчетах так и есть, но реально дадут только воды и удар по почкам дубинкой на десерт. При каждом районом отделении милиции есть своя столовая, для сотрудников, готовят завтрак, обед и ужин там вполне сносно и даже роскошно, тем более для голодающих гастарбайтеров, и по инструкции МВД, на каждого задержанного выдаются талоны на питание в этой столовой и меню для арестованных и милиционеров ничем не отличается. Но кто сегодня выполняет эти инструкции, если страна скатилась к сталинским репрессиям?

Где искать правды, если жена спит с прокурором»? Так сказал однажды один ташкентский таксист, видя как менты скручивают полуживого бомжа, окоченевшего от холода у подземного перехода.

В РОВД могут держать до трех суток, но есть случаи, что людей держат, и пять дней и неделю. Медленная пытка голодом, хорошо продуманная тактика, для подчинения своей воле непокорных, или тех на кого надо «списать», очередную нераскрытую вовремя кражу или «мокруху». Все способы дознания, что практикуются, в милиции сводятся к одному – виновен. Права на презумпцию невиновности – нет. Защиты от пыток и жестокого обращения – нет. Также есть пытка ожиданием, для следователей тоже хороший стимул. Побыв трое суток в этом аду, без пищи, воздуха, света – человек готов подписать все что угодно. Что может быть хуже ожидания, только неизвестность, а если и то и другое сразу? Жуть!

По прибытию этапа на «Панельный», людей первые сутки также не кормят. Начиная со второго дня, ставят на довольствие, и заключенный питается согласно «установленных норм». Но какова норма? Для нормального функционирования человеческого организма этих калорий явно недостаточно. Вот примерный рацион.

Утром – буханка низкосортного хлеба на четверых, а иногда на пятерых, на обед в лучшем случае – миска баланды, вечером – «чай» с хлебом, «чаем» там называется кипяченая вода, где плавают ошметки некогда бывшие заварочным чаем, просто каждый день их кипятят, подсыпая в огромную лохань пол ложки низкосортного, просроченного чая. Я надеюсь, ты помнишь читатель, что в первом томе своей книги, я рассказывал тебе, что такое тюремный хлеб спецвыпечки, каково не найти на воле. Тяжелый как кирпич, подгоревший сверху и сырой внутри из муки низших сортов, вперемешку с мякиной и отрубями, иногда с добавлением комбикорма, целлюлозы, песка и опилок. Такой «хлеб» падает в желудок камнем и вызывает ноющие боли и расстройства пищеварения, кровотечения и как следствие, гастрит, язва и так далее по списку. Так вот, хлеб спецвыпечки, это основной продукт в бомжатнике на «Панельном».

Кстати ложек нет, чавкай — как хочешь. Люди едят как животные, прямо с пола, а спят на железных нарах «шконках» постельное белье, одеяла, подушки, матрацы – это фантастика, всего этого просто нет и не было никогда — при том, что практически все учреждения ГУИНа шьют постельное белье и делают мебель на заказ! Видимо это делается намеренно, потому что в колониях, также постельное белье у заключенных существует только виртуально, либо его выдают на время появления в зоне каких либо комиссий, а потом забирают на склад до следующей «проверки», о которой администрация знает заранее.

Камеры переполнены до безумия, и тем не менее людей привозят туда ежедневно, иногда по два раза в сутки, не смотря на выходные или праздники, их везут, везут и везут, как скот на бойню и конца и края этому не видно.

Ташкент, спецприемник для бездомных «Панельный»

Ташкент, спецприемник для бездомных «Панельный»

Через тридцать дней, тех иногородних кому повезло выпускают, по сути в никуда — до следующей поимки, а ташкентских бомжей ждет забавное мероприятие.

Одну часть, тех кто болен и тощ, но способен работать увозят в отдаленные города, по слухам это Бухарская, Самаркандская и Ферганская области и определяют там, на частные фермы и фазенды работать на местных баев, у которых кроме своих дворцов с наложницами, есть даже собственные тюрьмы. На плантациях, полулегальных фабриках и стройках они ишачат до тех пор, пока могут работать, здесь сносно кормят, одевают, есть крыша надо головой, по выходным даже дают стакан вина или косяк анаши, на выбор.

В осенний период на «Панельном» функционирует невольничий рынок, туда с ближайших хозяйств приезжают рабовладельцы с хлопковых угодий и выкупают себе рабов на сезон сбора хлопка. Многие соглашаются, там кормят, дают табак и алкоголь, одевают и обувают, но не факт что платят. Работа тяжелая, сезон сбора хлопка длится почти пять месяцев с середины августа по декабрь, а иногда и до января, так что сбор хлопка поистине рабский труд, когда жара от 30 до мороза в минус 10 градусов, дефицит воды, проживание в завшивленном бараке и побои в случае невыполнении нормы сбора урожая. Обычно, тех батраков, кто не выполняет установленных норм — просто не кормят и держат в сарае – как баранов, еда взамен на хлопок, кто не работает — тот не ест!

Бывает и такое, кому-то везет и за ним приезжает некий крутой парень и забирает на сезон, для своей фермы или работника для дачи, которого нормально кормят и не дают на расправу ментам, но при этом, человек остается рабом, без прав, но со многими обязанностями, и его в любой момент могут выбросить на улицу, без объяснения причин. Живой человек, кроме рабского труда выполняет еще и роль сторожевой собаки.

Но все же рабский труд, на хозяйской даче или плантации, это лучше чем попасть «на запчасти», как раз то о чем я тебе хотел рассказать в самом начале этой главы, о самом страшном. По отчетам Интерпола Узбекистан занимает одно из ведущих мест в мире, по нелегальному обороту человеческих органов и прочих биоматериалов. Это не я придумал, чтобы заставить содрогнутся тебя от ужаса, это горькая правда современного Узбекистана.

Руководит этой преступной группировкой некий Макс Цхай по прозвищу «Брюс Ли», и основной базой, для поставок «товара» является бомжатник на «Панельном», а все лидерские позиции в этой ОПГ занимают корейцы, но есть там представители и других национальностей.

Не случайно на «Панельном» людей, кроме допроса и прочих процедур, еще подвергают и обязательному медицинскому освидетельствованию на предмет выявления состояния здоровья, инфекционных и наследственных заболеваний и в этом нет ничего плохого, если не знать правды, зачем они это делают.

Физически здоровых, крепких ребят «освобождают» из бомжатника, но человек об этом не знает, формально выписываются документы, что задержанный после выяснения личности был освобожден с рекомендацией покинуть столицу, но в реальности, человеку сообщают, что его якобы сейчас переводят в другое место и беднягу действительно увозят, но больше его никто не видит, потому как далее, опять же по слухам, человека умерщвляют и разбирают на органы. Как и где это происходит, я сказать тебе не могу, потому как никто оттуда живым не возвращался, а совершается ли там ритуальное убийство или человека просто усыпляют, этого я не знаю, но то что за «Панельным» несколько лет ходит дурная слава, это факт. Люди просто исчезают, а в некоторых регионах предприимчивые граждане, из числа «новых узбеков» зачем-то закупают мобильные крематории, вещь, честно сказать недешевая и производится в России.

Надо полагать, что такая сложная операция как пересадка донорских органов, это не простой бизнес сопряженный не только с риском, но и хитросплетениями логистики и договоренностями. Ведь, грубо говоря, нельзя вынуть орган у человека, а потом поместив его в холодильник достать через месяц и продать его как в магазине, кусок мяса. Торговля человеческим органами происходит иначе, ОПГ получает «заказ» на тот или иной орган, вот и рыщут они подходящего донора и чтобы «товар» не пропал, ведь и другие органы также представляют интерес на черном рынке, а посему у организаторов этого чудовищного бизнеса, много кропотливой работы.

Читатель скажет, что автор лжет или использует, мягко говоря, не проверенные данные, на что есть ответ: Для опровержения «лжи автора» тут пригодилась бы милицейская статистика, сколько людей пропадает бесследно, которая почему-то является секретной. Потенциально пропавшие без вести, в основном иногородние — те самые «запчасти»… То, что впоследствии не находят их трупов — еще один аргумент в пользу этой версии. В Бухаре и Самарканде в середине двухтысячных раскрыли организацию черных трансплантологов, причем в клинике в одном из частных домов. Власти при первых новостях категорически все отрицали, но потом прошли аресты членов группы в Корее, в Украине, в Эмиратах, в Турции, и пришлось реагировать. Клиентов находили посредники за границей, привозили в эти клиники, переставляли «запчасти» и увозили… Однако следуя элементарной логике, что бомжи, наркоманы и алкаши едва ли для этого очень подходят, разве что для пересадки костного мозга или кожи, поэтому исчезают и здоровые люди, выехавшие на заработки в столицу, кого потенциально не будут искать некоторое время. Частные клиники черных трансплантолов прикрыли, исполнителей показательно судили, однако исчезновения людей от этого не стало меньше, что говорит в пользу той версии, что организаторы на свободе и процветают. С началом 2012 года из Узбекистана стали поступать отрывочные сведения, что в городах стали пропадать дети, милиция расследует такие дела спустя рукава, что опять же не добавляет респекта правоохранительным органам в защите своих граждан от организованной преступности, а по Ташкенту поползли слухи, что теперь крадут здоровых детей и подростков для нелегальной трансплантологии и продажи органов за границу.

А пока, «сто восьмые» люди – оказавшиеся на обочине жизни, являются товаром в руках обезумевших от безнаказанности ментов и организованных преступных группировок, которым деньги затмили разум и напрочь отбили всякие человеческие качества.

Серж покидал в «Бомжатник» и к нему подошли женщины, в основном иногородние и те просили его в следующий раз обязательно привезти им тряпки или вату, сначала он не понял, зачем это, но быстро сообразил, что у женщин там нет элементарных средств личной гигиены. Никому нет до этого дела, а арестованные женщины решают эту проблему, как могут сами. Мыло, шампунь, зубная щетка, полотенце, сменное нижнее белье и прочие «аксессуары» женского обихода – на грани фантастики, если привезут родственники и не разворуют сокамерницы, то считай, повезло, но откуда у бездомных и иногородних гастарбайтеров родственники в столице? Инфекционные заболевания и проблемы с гинекологией стоят весьма остро.

Человечество, давно отказалось от рабовладельческого строя, но оказывается, что рабы, достаточно ходовой товар на рынке.

Процедура умерщвления людей поставлена на поток и освоено «безотходное производство», тебе это ничего не напоминает?

А между тем, вокруг нас люди, живые люди.

Как разлагаются мозги – часть третья!

Дорогой мой читатель! Вот уж не думал, что мне придется вернутся к этой теме, если бы не обстоятельства, непреодолимой силы, что заставили меня вновь вернутся к обсуждению этого вопроса!

1435-13022-58126-62

Итак, в первый день весны 2015 года, я с удивлением обнаружил, что не могу зайти в свой профиль в социальной сети «Одноклассники» http://ok.ru/evgeni.dyakonov

Все попытки войти повторно не увенчались успехом и после поданной жалобы к админу, через сутки я получил ответ, который я поначалу воспринял как ошибку, но после второго письма, я понял что «никакой ошибки здесь нет», мой профиль действительно удален и похоже, что навсегда.

4 марта 2015 года, некая девушка по имени Карина, администратор портала «Одноклассники» пишет мне: — «Ваш профиль не может быть восстановлен. Всё дело в том, что вы нарушили условия Лицензионного соглашения Одноклассников (п. 7.4.6). Убедитесь сами: http://ok.ru/regulations»

При этом какой именно пункт я нарушил она не объяснила и на мой резонный вопрос, — «Что именно, где, когда я нарушил и не могли бы вы мне прислать доказательство моего нарушения»?

5 марта 2015 года я получил следующий ответ: — «У Одноклассников, как и у любого сайта, есть Лицензионное соглашение. В нашем соглашении указано, что Администрация сайта (Лицензиар): 8.23. Лицензиар не обязан предоставлять Лицензиату какие-либо доказательства, документы и прочее, свидетельствующие о нарушении Лицензиатом условий Соглашения, в результате которого Лицензиату было отказано в предоставлении доступа к Социальной сети или ее отдельным функциям, в том числе составляющим Дополнительный функционала Социальной сети, либо такой доступ был прекращен и/или ограничен». Более подробно вы можете прочитать по ссылке: http://www.ok.ru/regulations

Все мои попытки оправдаться, что я никого не оскорблял, ничего не разжигал, не пропагандировал и даже не вступал в словесные перепалки на форумах, ни к чему не привели. Вы нарушили, вас удалили навсегда и все тут!

Это похоже на дорожную ситуацию, вы едете на автомобиле, вас останавливает инспектор дорожной полиции и обвиняет в нарушении правил дорожного движения, при этом он не утруждает себя доказательствами и только сует вам в нос правила, которые вы якобы нарушили. Абсурд не так ли?

Обычно админы, присылают скриншот или прямую ссылку, но в данном случае, конфликт носит явно заказной характер и после угроз от узбекских спецслужб, в разгар предвыборной кампании, по выборам президентом Узбекистана Ислама Каримова, блокирование блогов и персональных страниц независимых правозащитников и журналистов стало обычным белом. Ведь не секрет, что спецслужбы стран СНГ активно сотрудничают между собой и информационная безопасность ведущаяся сомнительными способами, стало обычным делом., ведь кто владеет информацией, тот владеет миром.

Не так давно, со мной связалась узбекская правозащитница Гульшан Караева и сообщила, что ее профиль на «Одноклассниках» был также удален по абсурдным причинам, как и в моем случае, ее обвинили в нарушениях, которые она не совершала, при этом не предоставив никаких доказательств и аргументов. Свобода слова по россиянски – однако, кого хочу, того милую, кого хочу наказываю!

Вообще-то такие действия в реальной жизни сравни смертной казни, когда человека без суда и следствия приговаривают к высшей мере наказания!

И напоследок, первая статья «Как разлагаются мозги» была написана в порыве недоумения, когда высказав свое мнение, я встретил сопротивление коллег по цеху, из либералов, которые запретили мне даже думать иначе чем они. Сейчас в сети гуляет слоган, — «Что нужно сделать, чтобы вызвать агрессию к себе и проклятие знакомых? Достаточно однажды высказать свое мнение об украинских событиях»!

Через полгода, мне позвонил сотрудник узбекских спецслужб и это послужило причиной для статьи «Как разлагаются мозги — 2», а теперь блокировка в социальных сетях.

И последнее, все публикации на «Одноклассниках» были дублированы в других социальных сетях, вот эти адреса: WordPress, Мой Мир, Twitter, ВКонтакте, Livejournal , где здесь администраторы обнаружили нарушения, я так и не понял.

Искренне ваш Евгений Дьяконов